Ван Вэй - вдохновенный певец природы

Китайская поэзия, одна из самых старых в мире, существует почти три тысячи лет.

Ван Вэй - вдохновенный певец природы

Тао Юань-мин, певец деревенского приволья, через многие века после «Шицзина» в полной мере приобщил поэзию к миру простых человеческих радостей. Ли Бо сообщил ей могучий романтический импульс. Ду Фу придал классическую строгость и обогатил ее высокой гражданственностью. Ван Вэй в свою очередь — величайший и вдохновеннейший из певцов природы.

Истоки отшельнических настроений Ван Вэя коренятся и в многовековой китайской традиции, идущей от древних мудрецов, и в буддизме, ревностным последователем которого он был с детства и до конца своих дней. Не порывая окончательно со службой, поэт с возрастом все чаще и чаще перемежает ее с длительными «отлучками» в мир «гор и вод».

Сначала его прибежищем становится дом в горах Чжуннань (или Южных горах, как он их часто называет в своих стихах). Затем таким оазисом в мире суеты, «Персиковым источником», стал для Ван Вэя его загородный дом на реке Ванчуань.

Рано овдовевший поэт живет здесь один, но его постоянно навещают друзья. Он был в дружбе со многими своими современниками, в том числе с известными поэтами Пэй Ди и Чу Гуан-си, а еще ранее — с Мэн Хао-жанем. Только случайно не встретился он с Ду Фу, который посетил ванчуаньское жилище Ван Вэя, но не застал хозяина дома.

Он посвящает свои досуги поэзии, музыке, живописи; многие из шедевров его пейзажной лирики скорее всего созданы именно в эти годы. В их числе знаменитый цикл «Река Ванчуань» из двадцати стихотворений, в которых воспеты особенно любимые поэтом уголки местной природы, — итог своего рода дружеского состязания с Пэй Ди, создавшим ответный цикл стихов под тем же названием.

Вчера на занятиях каллиграфией с Константином Агеевым мы разобрали первый стих Ван Вэя из цикла «Река Ванчуань». Предлагаем вам ознакомиться с его переводом:

У Мэнчэнского рва
Поселился я с этого дня.
Одряхлевшие ивы
Склоняются в блеске заката.
Я не знаю, кто будет здесь
Здравствовать после меня, —
Оттого не печалюсь
О тех, что тут жили когда-то.