Японский поэт Мацуо Басё. Биография

Старый пруд!
Прыгнула лягушка.
Всплеск воды.

Портрет Мацуо Басьо
Портрет Мацуо Басьо (Кацусіка Хокусай)

Мацуо Басё (松尾芭蕉; 1644 - 1694) — знаменитый японский поэт, теоретик стиха, сыгравший большую роль в становлении поэтического жанра хайку.

Хайку (はいく, хай — «забава, шутка» + ку — «строфа») — жанр японской лирической поэзии, трехстрочный нерифмованный стих на основе первой полстрофы танка, состоящий из 17 слогов (5-7-5) и отличающийся простотой поэтического языка, свободой изложения.

Сейчас, после веков исследований, Басё признан как величайший мастер коротких стихов хайку. Сам Басё также считал своим самым большим достижением участие в составлении рэнга. Так же он говорил: «Многие из моих последователей могут написать хокку так же хорошо, как и я сам. Но только в составлении строф хайку я показываю себя настоящего."

Рэнга (連歌, «совместное поэтическое творчество») — жанр японской поэзии, состоявшей по меньшей мере из двух строф (ку, 句); обычно же строф было намного больше. Первая, «открывающая» строфа (5-7-5 слогов) назывались хокку, именно она в своё время послужила основой для создания самостоятельного жанра японских трёхстиший - хайку.

Творчество Басё известна во многих странах мира и переведена на многие языки, а в Японии его поэзия украшает памятники, распложенные в выдающихся местах.

Кукушка вдаль летит,
А голос долго стелется
За нею по воде.

Талант Басё проснулся в раннем возрасте, а после знакомства с интеллектуальной средой Эдо (ныне — Токио) он стал хорошо известен по всей Японии. Сначала поет зарабатывал себе на жизнь преподаванием, но впоследствии отказался от городского стиля общественной жизни литературных кругов. Поэт предпочел долгие скитания по всей Японии, где искал вдохновения для творчества.

Белее белых скал
На склонах Каменной горы
Осенний этот вихрь!

Поэзия Мацуо Басё находилась под непосредственным влиянием окружающего мира, часто концентрируя ощущение поэта в нескольких простых образах.

Образ поэта и его псевдонимы

«Мацуо» - фамилия поэта, но обычно его называют просто «Басё» без фамилии. В разные годы Басё носил имя Кинсаку, Хансити, Тоситиро, Тюэмон, Дзинситиро. Самые известные его псевдонимы это "Тосей" (Цветущий персик), в честь китайского поэта Ли Бо, чье имя означает цветущая слива. Позже он взял себе имя Басё (Банановое дерево), после того как его ученик подарил ему это дерево. Дерево он посадил возле своего дома. И этим псевдонимом он имел целью вызвать мысль о тщетности жизни поэта, так как ему сказали, что климат в месте его проживания слишком холодный, поэтому дерево не будет плодоносить.

Я банан посадил —
И теперь противны мне стали
Ростки бурьяна...

Как стонет от ветра банан,
Как падают капли в кадку,
Я слышу всю ночь напролёт.

Прижизненных изображений Мацуо Басё почти нет, то есть они есть, но те эскизы и офорты нескольких его учеников и современников, нарисованных довольно невнятно. Самые известные избражения Басё принадлежат его последователями: поэтом Бусоном, Сугияма Сампу (поэтом-учеником, подарившим ему его «банановый домик»), Морикава Керику (художник и поет написал в 1693 году «Старый Басё, одетый для путешествия).

Вечерним вьюнком
Я в плен захвачен…Недвижно
Стою в забытьи.

В общем, считается, что Басё был стройным человеком небольшого роста, с тонкими изящными чертами лица, густыми бровями и выступающим носом. Как это принято у буддистов, он брил голову. Из его странствующих записей известно, что здоровье у него было слабое, всю жизнь он страдал расстройством желудка. По письмам поэта можно предположить, что характером он был спокойным, умеренным и уравновешенным человеком, был необычайно заботливым, щедрым и верным по отношению к родным и друзьям. Несмотря на то, что всю жизнь он провел в нищете, Басё, как истинный философ-буддист, почти не уделял внимания этому обстоятельству.

Летние травы
Там, где исчезли герои,
Как сновиденье.

Поэзия Басё - летопись его жизни. Значительная часть стихов Басё-плоды его размышлений в пути. Многие стихи посвящены умершим друзьям. Поэзия и проза Басё открывают перед нами всю Японию того времени.

Сын самурая

Портрет Мацуо Басьо
Прижизненный портрет Басё, автор – поэт Сугияма Сампу

В 1644 году миру явился будущий великий поэт Мацуо Басё и произошло это знаменательное событие в провинции Ига (нынешний город Ига префектуры Миэ), точный день и месяц так и остались неизвестны. Семья была небогатая. Его отец Мацуо Йодзаэмон был самураем по происхождению, однако в мирное время занимался преподаванием каллиграфии. Кроме Басё Родина имела 5 детей, среди которых старшим был брат поэт Мацуо Хандзаемон.

После смерти отца в 1656 году последний стал главой рода. Третий по счету, ребенок в семье Мацуо, при рождении получил имя Кинсаку, и согласно японской традиции неоднократно менялось (Хансити, Тоситиро, Тюэмон, Дзинситиро). Позже в 20-летнем возрасте он получил постоянное имя — Мунефуса.

Вконец отощавший кот
Одну ячменную кашу ест…
А еще и любовь!

Отец и старший брат будущего поэта преподавали каллиграфию при дворах более обеспеченных самураев, поэтому юноша Майцуо, сначала, получил качественное домашнее образование. Мунефуса изучал китайскую и японскую классическую литературу, каллиграфию и традиционные практики.

В 1653 году будущий поэт пошел в услужение к знатному и богатому самураю Тодо Ёситада, который был старше всего на два года. Ребята быстр спелись подружились и вместе увлеклись поэзией.

Ёситада имел возможность брать уроки у лучших учителей и поэтов того времени и своими знаниями он охотно делился с другом, так они вместе увлеклись искусством хайкай известного мастера слова Китамуры Киґина, представителя поэтической школы Тэймон.

Вишни у водопада...
Тому, кто доброе любит вино,
Снесу я в подарок ветку.

Вишни в весеннем расцвете.
Но я-о горе!-бессилен открыть
Мешок, где спрятаны песни.

Парней заприметил местный поет Огино Ансэй и издал в 1662 году несколько их произведений (одно стихотворение Ёситады Сэнгина и два стихотворения Мацуо Мунефуси) в своей антологии «Саёно Накайя-Масю», это была первая публикация Басё, ему тогда было 18 лет. Именно тогда он и взял себе литературное имя Мунефуса.

Через год Ёситада и Мунефуса приняли участие в составлении коллективной поэмы, на сто строф вместе с лучшими поэтами провинции Ига во главе со славным Китамуро Кыгином (1624-1705), известным в истории японской культуры поэтом и ученым-филологом.

А ну скорее, друзья!
Пойдем по первому снегу бродить,
Пока не свалимся с ног.

Итак, начало поэтических карьер двух друзей вырисовывается в радужных красках. Но в мае 1666 года случилось неожиданное: Тодо Ёситада умер от болезни - Басё потерял приятеля, коллегу и влиятельного покровителя, который мог бы содействовать ему в дальнейшей служебной карьере. Басё был вынужден вернуться в родной дом, где прожил некоторое время на иждивении старшего брата.

Переезд в столицу-Киото

Еще с 1664 Мунэфуса и Сенгын наведывались к Киото учиться к местным учителям и мастерам слова. Поэтому распрощавшись с семьей и Тодо Ёситада, в 1666 году, он направился к их учитлю в Киото. Там, под опекой Китамуры Кигина, Басё изучал японскую классическую литературу, совершенствовал свое поэтическое мастерство. Знакомился с китайской поэзией, особенно эпохи Тан (VII - ІХ века). Здесь его наставником был конфуцианец Ито Таньан (1623-1708).

Как летом густеет трава!
И только у однолиста
Один-единственный лист.

В третьей четверти XVII века, когда Басё начинал свою поэтическую карьеру, в Японии существовали две школы поэзии хайкай: «Теймон», основателем которой был Мацунага Тейтоку (1571-1653), и «Данрин», которую возглавлял Нисияма Соин (1605-1682). Сторонники школы «Теймон» стиль своих стихов называли Кофу («старый стиль»), поэты из «Данрин» проповедовали совсем противоположную манеру - Орендаторю (дословно «В голландском духе», то есть на заграничный манер). На практике это выражалось это в том, что теймонцы, в выборе тем ориентируясь на классическую поэзию, очень осторожно и искусно вводили в свои стихи «непоетичну», шутливую лексику и тем самым просто пытались расширить традиционный поэтический канон. Данриновцев же можно назвать борцами против всех предыдущих канонов. Они были экспериментаторами и в тематике, и в лексике, и даже в форме - количество слогов в их хокку часто значительно превышала цифру 17.

Хокку (хок — «открывающий, первый» + ку — «строфа») — это начальный стих рэнга. Он обязательно должен был быть связан с сезоном и обязательно должен был быть "объективным", т.е. основанном на наблюдении природы и не должен был быть "личностным" - ибо это был коллективный труд поэтов. Усложняющие элементы - метафоры, аллюзии, сравнения, антропоморфизм здесь тоже не допускались.

Некоторые черты нового стиля, который позднее возражает название Сёфу («настоящий стиль»), начали появляться в произведениях поэтов, которые формально принадлежали к школы Теймон или Данрин, но наибольший вклад в становление нового стиля сделал Басё.

В чашечке цветка
Дремлет шмель. Не тронь его,
Воробей-дружок!

Сначала, живя в Уэно и Киото, Басё был сторонником "древнего стиля" школы Теймон. Это объясняется, во-первых, тем, что сам город Киото, древняя столица Японии, был оплотом этой школы, а во-вторых, тем, что альтернативная ей школа Данрин в 60-х годах XVII века только зарождалась и о какой-то конкуренции речь еще не шла. Он жив в Киото в течение следующих шести лет и публиковал поэмы в нескольких антологиях. Известно о публикации его двух стихов в сборнике "Кайой" ("игра в ракушки") и комментарии к 58 стихам других песен этого сборника.

Переселение в новую столицу-Эдо

Весной 1672 года сёгун пригласил Кигина в Эдо, а вместе с ним в столицу приехал и его ученик Тосей, как тогда звали Басё. Переехав в Эдо (так тогда назывался Токио), юный поэт устраивается на государственную службу и становится ответственным за строительство сооружений по водообеспечению в Секигути, округа Коисикава в Эдо.

Но работая, Басё продолжил изучать классиков, писать стихи и постепенно отошел от школы Теймон. Его больше привлекал свободный стиль нового направления.

Весенне утро.
Над каждым холмом безымянным
Прозрачная дымка.

Впрочем, вскоре Басё уже стал понимать ограниченность, односторонность и той, и другой школы. Это можно проиллюстрировать таким, на первый взгляд, фактом: в 1674 году, именно в период зарождения полемики между «старописцями» и «новоголландцями», Басё выбрал себе псевдоним Тосей (Цветущий персик).

Жизнь чиновника была для поэта невыносимой и, увлечен стихосложением, он оставляет чиновничью рутину и становится учителем поэзии. Впоследствии Тосей создает собственную школу хайкай. В ее состав постепенно вошли его многочисленные ученики и последователи: Дзесо, Кёрай, Кикаку, Рансецу, Сампу, Сико и другие.

Завершающим аккордом увлечения китайской культурой и философией стало основательное изучение дзен-буддизма в 1680 году под опекой монаха Бутте Осё.

Банановая избушка

Учитель хайку Тосей стал сторонником и ведущим представителем одной из ведущих и модных поэтических школ того времени Данрин. Число его учеников, многие из которых потом прославились, становится все больше. С каждой публикацией год от года росла и слава. Один из его друзей и учеников, Сугияма Сампу, богатый поставщик рыбы для ставки сёгуна, отдает в распоряжение Тосей свою хижину, расположенную на левом берегу реки Сумида в округе Фукагава.

Снежное утро.
Один сушёную кету
Жую.

Здесь в саду Тосей посадил банановое дерево (басё), и ученики стали называть его хижину «Басё-ан» («Обитель банановых листьев»). После этого поэт принял имя Басё, под которым он больше всего и известен.

Первое путешествие

Первое путешествие
Басё готов отправиться в путь. Фукагава, Кото-ку, Токио

Когда Басё стукнуло сорок лет, он в сопровождении своего ученика Тири, отправляется в свое первое путешествие.

Весь мой век в пути!
Словно вскапываю маленькое поле,
Взад-вперёд брожу.

Как свищет ветер осенний!
Тогда лишь поймете мои стихи,
Когда заночуете в поле.

В те времена путешествовать по Японии было очень трудно: многочисленные заставы и бесконечные проверки паспортов причиняли путникам немало хлопот, но находчивость Басё и его известность помогали прохождению тех преград. По преданию, его дорожный наряд был таким: большая плетеная шляпа (которой, обычно, носили священники) и светло-коричневый хлопковый плащ, на шее висела сумка, а в руке посох и четки со ста восемью бусинами. В сумке лежали две-три китайские и японские антологии, флейта и крохотный деревянный гонг.

Как разлилась река!
Цапля бредёт на коротких ножках,
По колено в воде.

После многодневного путешествия по главному тракту Токайдо, Басё и его спутник прибыли в провинцию Исэ, где поклонились легендарному храмовому комплексу Исэ-Дзингу, посвященному синтоистской богине солнца Аматерасу Омиками. В сентябре они оказались на родине Басё, в Уено, где поэт повидал брата и узнал о смерти родителей. Затем Тири вернулся домой, а Басё после странствий по провинциям Ямато, Мино и Овари, опять прибывает в Уено, где встречает новый год. Впоследствии он снова трогается,в этот раз посещает провинции Ямато, Ямасиро, Оми, Овари и Каи, а в апреле возвращается в свою банановую хижину.

Вместе с хозяином дома
Слушаю молча вечерний звон.
Падают листья ивы.

Интересно, что путешествуя Басё, сам того не зная, распространял свой поэтический стиль, ибо везде поэты и аристократы приглашали его к себе в гости.

Последние годы странствий

В марте 1689 года Басё вместе со своим учеником Сора отправляется в самое продолжительное свое путешествие, которое длилось сто шестьдесят дней.

Как нежны молодые листья
Даже здесь, на сорной траве
У позабытого дома.

Вернувшись в Эдо, зимой 1691 года, Басё поселился в своей третьей «банановой хижине», также построенной при помощи своих учеников. Однако на этот раз он был не одинок, а взял с собой племянника и его подругу, которые только-только оправилась от болезни.

В 1691 году он ненадолго отправился в Киото. Тремя годами позже снова посетил родной край, а потом пришел в Осаку. Старый поэт надеялся еще продолжить свои путешествия далеко на север, где живут айны, чтобы увидеть всю Японию.

Смерть поэта

Последние дни Мацуо Басё были трагичны. В 1694 году он в последний раз посетил родной край и вернулся в Осаку, где 2 сентября стал гостем в особняке госпожи Сона, которая устроила роскошный прием в его честь. Поэт, имея очень слабое здоровье, давно уже страдал нарушениями пищеварения. Этот ужин стал для него роковым, болезнь обострилась.

В пути я занемог.
И всё бежит, кружит мой сон
По выжженным полям.

Басё не хотел, чтобы его лечил чужой врач, и доверил свою судьбу ученику Мокусецу. Но тот был бессилен помочь учителю и настаивал на приглашении врача. Басё категорически отказался: «Нет, твое лечение меня вполне устраивает. Никого другого мне не надо». Известие о болезни учителя разнеслась быстрее ветра, и к дому Нидзаемона, владельца цветочной лавки, где в задней комнате лежал умирающий поэт, стали стекаться толпы его поклонников. Самые приближенные ученики охраняли покой Басё, и никого не пускали к нему, выражая глубокую признательность за внимание.

Весна уходит.
Плачут птицы. Глаза у рыб
Полны слезами.

На следующий день (12 октября) Басё попросил приготовить ему ванну и, подозвал к своему ложу Кикаку, Кёрея, Дзёсо, Отокуни и Сэйсю, продиктовал подробное завещание о том, как распорядиться его имуществом, а также оставил послание своим ученикам и слуге в Эдо о том, как распорядиться его рукописями и прочее. Записку своему брату Хандзаемону в Уэно он написал сам. Высказав все, что ему хотелось, он сложил руки и, шепотом прочитав что-то, что напоминало отрывок из сутры Каннон, вскоре после четырех часов дня, в возрасте пятидесяти одного года, издал последний вздох».

«Осень уже пришла!» —
Шепнул мне на ухо ветер,
Подкравшись к постели моей.

Могила Басё в Оцу, префектура Сига
Могила Басё в Оцу, префектура Сига

Великий поэт Мацуо Басё скончался 28 ноября 1694 года в Осаке.

 

Перевод стихов: Вера Маркова

 

Добавить комментарий

ВНИМАНИЕ! РЕКЛАМНЫЕ КОММЕНТАРИИ УДАЛЯЮТСЯ!


Защитный код
Обновить